Пельмени, водка, 15 любовниц: пикантные подробности дела взяточников из СКР

Мы вспомнили самые интересные детали коррупционных похождений Дрыманова и Ко

Приятельские отношения с представителями криминального мира закончились для высокопоставленных сотрудников Следственного комитета довольно суровыми сроками и еще более суровыми штрафами. Мосгорсуд в среду, 18 марта, приговорил бывшего начальника московского следствия Александра Дрыманова к 12 годам колонии строгого режима и обязал его выплатить 196 миллионов рублей. Бывший глава ГСУ собственной безопасности СК Михаил Максименко получил максимальный срок — 14 лет колонии строгого режима и штраф в 250 миллионов рублей. В то же время бывший начальник СУ СК по ЦАО Алексей Крамаренко отделался десятилетним сроком и штрафом в 195 миллионов рублей. Все фигуранты громкого дела также были лишены своих званий и возможности работать в правоохранительных органах после отсидки.

Пельмени, водка, 15 любовниц: пикантные подробности дела взяточников из СКР

фото: Геннадий Черкасов

«МК» еще раз вспомнил пикантные подробности скандального дела.

Справка «МК»:

Говоря об уголовном деле Дрыманова и Ко, нельзя не упомянуть перестрелку в ресторане «Элементс» на Рочдельской улице, которая произошла 14 декабря 2015 года. Поводом для встречи подрядчиков, юристов, силовиков, представителей мафиозного клана стал долг, который дизайнер интерьеров Фатима Мисикова отказывалась выплачивать владелице ресторана Жанне Ким. Деловые переговоры, которые должны были закончиться выплатой долга, закончились перестрелкой и смертью двух человек.

Впрочем, на одном из заседаний в Мосгорсуде озвучили другую версию сходки. По оперативным данным, «вор в законе» Шакро Молодой имел виды на ресторан и собирался на его месте открыть хинкальную. Мисикова была подослана им специально: делая ремонт, она должна была собрать и предоставить полную информацию об охране, а также «крыше» ресторана. Ее распри с хозяйкой стали лишь поводом для активных действий со стороны криминальных элементов. Для этого «правая рука» Шакро — присутствовавший на сходке Андрей Кочуйков (он же Итальянец) — привлек ЧОП «Заслон», состоявший из бандитов и силовиков. Часть сотрудников «Заслона» также находилась на сходке.

После задержания участников перестрелки «вор в законе» попытался помочь своим людям — Андрею Кочуйкову и Эдуарду Романову избежать наказания за хулиганские действия. Криминальный авторитет через цепочку посредников передал в СКР взятку в миллион долларов. «Благодарность» должна была подвигнуть следователей переквалифицировать дело на менее тяжкое «самоуправство» и выпустить арестантов на свободу. В середине июня 2016 года, когда срок заключения задержанных подходил к концу, следствие не стало просить суд о продлении ареста. Оба вышли на свободу, однако прямо возле СИЗО были снова задержаны сотрудниками ФСБ.

Дрыманов

Бывший начальника ГСУ СКР по Москве Александр Дрыманов (Сан Саныч, Дрым, Генерал Стаканов) карьеру в правоохранительных органах начал с низов: прошел весь путь от следователя во Владимирской области до старшего следователя по особо важным делам при председателе СКР. В феврале 2015 года возглавил ГСУ СКР по Москве.

На новое место Дрыманов привел свою команду. Одним из его назначенцев стал амбициозный Денис Никандров. С появлением молодого следователя связан первый криминальный эпизод, инкриминируемый Дрыманову. За продвижение по службе в мае 2016 года Никандров передал своему наставнику подношение — 9850 евро, которые были зачислены на кредитную карту First Swiss Bank. Как стало известно в суде, беспечный Дрыманов подставился по полной. Он не только держал в своем кабинете подаренную карту, но и носил в своей сумке пароль от нее, так как боялся его забыть. Более того, у генерала нашли смартфон с установленной на нем программой банка.

Во втором эпизоде со взяткой от «вора в законе» Дрыманов играл не менее активную роль, хотя старался находиться в тени. Примечательно, что в мессенджере WhatsApp генерал и «решальщик» Дмитрий Смычковский называли другу друга Алексом и Юстасом. Эти чудачества генерал объяснил своей любовью к советскому кино.

Дрыманов еще несколько лет после задержания своих коллег находился на посту. И только незадолго до своего ареста, летом 2018 года, он ушел в отставку и попытался получить статус адвоката. Генерала обвинили во взяточничестве в крупном и особо крупном размерах, предъявив сразу два эпизода.

Сан Саныч многим запомнился своим толерантным отношением к алкоголю. Чисто русская тема неожиданно возникла едва не на первом заседании в Мосгорсуде и «булькала» в течение всего процесса. Как выяснилось, горячительное сопровождало не только праздники, но и будни обвиняемых. Главный фигурант дела, которого за глаза подчиненные называли не иначе как Генерал Стаканов, похоже, не особо скрывал пристрастие и без тени смущения рассказывал, как наливал своим подчиненным «на ход ноги».

Так, по словам Дрыманова, 28 апреля 2016 года прямо на работе отмечалось утверждение в должности его первого зама Дениса Никандрова. Повышение, конечно же, обмывали коньяком. Бутылку опустошили не всю — оставшееся Никандрову завернули в пакет. «У меня был тот пустой злосчастный мешок из Bosco. Я положил бутылку коньяка в этот мешок. Уверенно могу сказать, что никаких долларов Никандрову не передавал, он ушел от меня с мешком от Bosco, но там лежала бутылка коньяка», — рассказал Дрыманов.

Кстати, по данным источника «МК», возлияния на работе, бывало, заканчивались рукоприкладством. Так, Сан Саныч едва ли не в тот же вечер повздорил со своим личным водителем Андреем Данченко. Молодого человека, который прославился тем, что прямо в рабочем кабинете босса занимался столярными работами, на следующий день видели с синяком под глазом.

Чтобы оставаться в строю, поговаривают злопыхатели, генерал периодически прибегал к услугам специалистов и проходил детокс-процедуры у своего знакомого в СПА-салоне в районе Киевского вокзала.

Звучали в суде и трагические истории. Так, Сан Саныч с горечью поведал, как сотрудники силовой структуры, наведавшиеся к нему в Тульскую область с обысками, в 2018 году опустошили его запасы коньяка. А напившись, написали на воротах обидное слово «вор».

Тогда же следователи пытались найти некую бочку с деньгами на участке Сан Саныча. То, что обвиняемый попытался представить как абсурд, оказалось не такой уж и нелепостью.

— Есть информация, что свою часть взятки он припрятал у родственников жены. Да и ту пресловутую бочку с деньгами, о которой говорил Дрым, силовики на его участке в Тульской области искали не случайно, — рассказал источник, знакомый с ситуацией.

Максименко

Бывший начальник Управления собственной безопасности СКР Михаил Максименко взбираться по карьерной лестнице начал еще в питерском УБОПе. В 2007 году перешел в Следственный комитет и дослужился до места в личной охране Александра Бастрыкина. Из-за близости к шефу опричника Максименко на службе откровенно недолюбливали: считали провокатором, подозревали в доносах.

В деле со взяткой он играл одну из главных ролей.

Так, по версии следствия, в первой половине дня 28 апреля 2016 года Максименко получил 600 тысяч долларов от решальщика Смычковского. В суде, правда, прозвучала иная версия: мужчины встречались ради блатных номеров СКР, которые «безопасник» обещал предпринимателю. Однако прокурор настаивал, что встреча носила коррупционный характер — уже через 40 минут после встречи со Смычковским «безопасник» передал 400 тысяч долларов Дрыманову. Тот тем же вечером отдал 200 тысяч Никандрову.

Судя по бурной биографии, Максименко жил на широкую ногу: окружал себя эффектными спутницами, сорил деньгами, не отказывал себе в застольях. «Серый кардинал» Следственного комитета не только был завсегдатаем дорогих увеселительных заведений, но и устраивал вечеринки на своей служебной квартире. Одна из них произошла 11 мая 2016 года. По данным следствия, в этот день фигуранты дела собрались у Максименко, чтобы отпраздновать получение взятки.

Впрочем, накануне у Максименко случился фальстарт — он устроил дебош в стриптиз-клубе Penthouse на Новом Арбате. «Безопасник» стал приставать к стриптизерше, и охранникам клуба пришлось применить силу.

Как рассказал на процессе телохранитель Дрыманова Сергей Гусев, он узнал о драке и вызвал на подмогу начальника СУ СКР по Центральному округу Москвы Алексея Крамаренко, который был известен своей «хорошей рукопашкой». Крамаренко отвез коллегу на такси домой. В служебной квартире мужчины провели всю ночь.

— Мы с ним употребили спиртные напитки… были претензии ко мне, что «стучу» в ФСБ, сажаю невиновных лиц… По данному делу ничего сказано не было, — рассказал в суде Крамаренко.

Наутро гость поехал на работу. Уходя, уже в дверях он встретил Дрыманова с Гусевым, которые подвезли пельмени и выпивку… Примечательно, что гулянка началась спозаранку, да еще в рабочий день:

— Мы подъехали в квартиру с Сан Санычем на служебных машинах. Дверь открыл Михаил Иванович (Максименко). Застолье было. Воспоминания были, — очень уклончиво подтвердил факт кутежа свидетель.

Женщины в жизни Максименко были не менее важным допингом. Прокурор и адвокаты неоднократно просили судью закрыть заседание «из-за информации личного характера, которая может быть озвучена в процессе». А однажды заседание засекретили после того, как прокурор попросил огласить показания более 10 свидетелей с женскими фамилиями…

Одной из этих свидетельниц могла стать таинственная незнакомка, из-за которой у Максименко с Крамаренко возник затяжной конфликт. На одном из заседаний Крамаренко рассказал, что в 2009 году он был командирован в Сочи. Максименко находился там же — осуществлял его охрану. История умалчивает, что именно случилось на побережье Черного моря и кто в итоге одержал победу. Однако поговаривают, что соперники схлестнулись прямо на работе, устроив кулачный бой.

Кстати, стоит отдать должное — у Максименко имелся свой подход к женщинам. По данным источника «МК», на них он потратил практически всю взятку. Одна из любовниц попросила деньги на покупку квартиры, и Максименко отстегнул ей порядка миллиона рублей, не требуя возврата. Еще одну модель — участницу телевизионного шоу «Дом-2» — он также одарил внушительной суммой.

— В результате, когда Максименко спросили, куда он дел полученную взятку, тот ответил однозначно: «Профукал», — рассказал источник «МК».

Максименко был задержан одним из первых в июле 2016 года. Поэтому бывший «безопасник» — единственный из тройки обвиняемых, кто уже успел побывать на скамье подсудимых. В апреле 2018 года Мосгорсуд приговорил его за первый транш взятки к 13 годам колонии строгого режима и штрафу в 165 миллионов рублей.

Крамаренко

Бывший начальник следственного управления СКР по Центральному округу Москвы Алексей Крамаренко (Крамар) в начале 2000-х работал в Юго-Западной транспортной прокуратуре. В 2007 году в отношении Крамаренко была проведена проверка, которая выявила, что по ряду уголовных дел он принимал «непроцессуальные решения». Несмотря на нарушения в 2009 году был отправлен на службу в Сочи, а через два года стал руководить следствием Центрального округа Москвы.

Начальство Крамаренко поставило ему задачу: закончить расследование дела в отношении Кочуйкова и Романова в кротчайшие сроки, не выходя за рамки последнего продления. При этом вотчина Крамара должна была стать местом переквалификации уголовного дела.

О том, что Следственный комитет тесно «сотрудничал» с «вором в законе» свидетельствует событие, которое 23 мая 2016 года потрясло подчиненных Крамаренко. В тот день криминальный авторитет Шакро Молодой самолично приехал в СУ по ЦАО, чтобы убедить эксцентричного и своевольного Итальянца дать нужные показания для последующего освобождения. Напомним, что Шакро арестовали через несколько месяцев после дерзкого визита в СК.

Обалдевший местный сотрудник охраны Станислав Сорокин хорошо запомнил гостя и в суде в деталях рассказал, как тот выглядел: в кепке с вывернутыми «ушами», как у Немца — персонажа из фильма «Брат», в ботинках Armani с позолотой, в джинсах с потертостями, с сумкой Louis Vuitton и телефоном Vertu. Дорогой гость, как к себе домой, зашел в здание и проследовал в кабинет к следователю.

По словам свидетеля, все управление из-за вип-посетителей «стояло на ушах». Жару добавил и сам Итальянец, который в кабинете следователя устроил скандал:

— Я мат передавать не буду, только примерно. Он кричал, что его во все дыры пихают… он ни в чем не виновен, — смущаясь пояснил свидетель Сорокин.

Крамаренко неоднократно отмечал, что был не из команды Дрыманова. С приходом нового руководителя следователь ждал, что его снимут с занимаемой должности и назначат «своего». Именно при Сан Саныче, признался Крамаренко, на него посыпалось «такое количество претензий и взысканий, которого не было за 20 лет». Однако отставки не последовало. Крамаренко уволился из органов в 2016 году по собственному желанию. В суде он пояснил, что с любимой работой пришлось распрощаться из-за череды скандалов и неурядиц на работе. Жена Крамаренко Анастасия, выступая в суде, даже призналась, что это был непростой период в их жизни, потому что у мужа начались проблемы с алкоголем.

Ситуация выправилась, когда Крамар перешел на новую работу в службу безопасности нефтяного концерна. Идиллия на работе и в семье длилась недолго. В декабре 2017 года Крамаренко был арестован.

Крамаренко заявлял в суде, что сам прилично зарабатывал (получал до миллиона рублей в месяц), а ранее удачно женился на дочери генконструктора.

Любопытно, что Крамаренко действительно оказался лишним в команде. По некоторым данным он не успел получить свою долю.

— «А ты-то деньги получил?» — задал вам вопрос Никандров. — «Нет, не успел еще», — отвечаете вы. Как вы можете это объяснить? — поинтересовался на одном из заседаний у Крамаренко судья, имея в виду скандальный разговор Крамаренко с Никандровым в перерыве между очными ставками в ФСБ.

— Я воспринял это как шутку… Ранее говорилось, что, мол, все успели получить кроме меня.

— Это вы так в кабинете ФСБ шутите? — закончил риторическим вопросом судья.

Никандров

Первый замглавы ГСУ СК по Москве генерал-майор юстиции Денис Никандров начал карьеру следователя в прокуратуре Волгоградской области, где занимался коррупционными делами. В 2008 году перешел в Центральный аппарат СК. После трех лет работы Никандрова назначили старшим следователем по особо важным делам.

В деле со взяткой также играл одну из основных ролей. Например, через него Дрыманов отдавал приказы и, таким образом, транслировал свою волю подчиненным. Так, например, именно Никандров дал указания Крамаренко, чтобы тот пересмотрел дело людей Шакро. За свои труды 28 апреля 2016 года Никандров получил от шефа 200 тысяч долларов.

После получения взятки Никандров ни в чем себя не ограничивал: с размахом отметил день рождения ребенка, с шиком съездил с возлюбленной в Венецию. Дольче вита неожиданно кончилась 19 июля 2016 года, когда в кабинет к Никандрову с обысками пришли сотрудники ФСБ.

Вплоть до сентября 2017 года Никандров хранил молчание. Однако заключение следователю далось непросто — он испытывал нечеловеческие муки от того, что в условиях СИЗО не мог носить свежую одежду, есть качественную пищу. Кроме того, почти слепого Никандрова (у мужчины серьезно упало зрение) лишили настольной лампы.

В сентябре 2017 года ситуация в корне изменилась. Никандров начал сотрудничать со следствием и дал показания на своих бывших коллег и руководство. После заключения сделки арестанту разрешили свидания с его новой женой Анастасией, которая несколько раз в неделю приносила ему домашнюю еду, накрахмаленные рубашки.

В конце марта 2018 года в кабинете сотрудника ФСБ состоялась очная ставка между Никандровым и Крамаренко. Аудиозапись разговора бывших коллег стала одним из главных козырей следствия. Мужчины провели вместе около пяти часов, однако ключевыми стали 30 минут.

Тогда, стоя у окна, Крамаренко, уговаривал Никандрова изменить свои показания. Крамаренко пояснил, что предприниматель Смычковский действительно «кормил» половину Следственного комитета.

— Смыч (Смычковский. — «МК») не собирается приезжать (Смычковский до сих пор находится в бегах. — «МК»). Он кому только не носил деньги. Он у половины Следственного комитета на подсосе сидел, как оказалось…

Крамаренко также постарался убедить Никандрова, что кредитная карточка, которую тот передал Дрыманову, не была активирована, поэтому этого эпизода ему также не стоит бояться. Однако Никандров стоял на своем:

— Да активирована! Я сам активировал… Если бы Дрым не был чудиком и не носил с собой пин-код… — сказал Никандров.

Закончился разговор ярким выпадом Крамаренко, который предпринял последнюю отчаянную попытку уговорить Никандрова дать назад:

— Дрым с учетом его сучного характера… Он щенок, он бы никогда так вот не пошел (имеется в виду неожиданное появление Дрыманова в качестве свидетеля на процессе по делу Максименко. — «МК»). Не знаю, я настроен на войну, — попытался быть убедительным Крамаренко.

После изучения прослушки адвокаты обвиняемых заявили, что Никандров выступил провокатором. По их данным, к его рубашке заранее был прикреплен микрофон. Кроме того, он несколько раз предлагал Крамаренко выпить виски с колой, который ему принесла жена.

10 августа 2018 года дело Никандрова рассмотрели в особом порядке и в закрытом режиме. Суд лишил обвиняемого звания генерал-майора юстиции и назначил ему 5,5 года колонии и штраф в 65 млн рублей. Никандров, написав прошение об УДО, вышел на свободу в мае 2019-го, а в январе 2020 года выступил в Мосгорсуде в качестве свидетеля. Заседание прошло в закрытом режиме. Однако ранее он пояснил «МК», что решил дать признательные показания не из-за мягкого приговора, а из-за того, что бывшие коллеги его бросили.

Героиня комедии Рязанова «Гараж» (директор рынка Кушакова — актриса Анастасия Вознесенская) по итогам скандального заседания ГСК научного института в сердцах бросила: «Ну и нравы в этом гаражном кооперативе! Хуже чем на рынке, честное слово!»

Точно такие же слова приходят на ум после изучения материалов дела о взятках в СКР. Понятно, что в Следственном комитете служат не боги. Обычные мужики, которые любят выпить, не вполне морально устойчивы, иной раз норовят заложить коллегу, чтобы продвинуться по службе. Но хоть какие-то нормы морали должны соблюдаться?

И не так уж важно, в конце концов, сколько и от кого денег получили те же Крамаренко, Максименко, Дрыманов… Важно, что эти люди в принципе превратили свою работу — важную, ответственную, необходимую — в один сплошной скверный анекдот. После которого едва ли кто-то сможет всерьез относиться к сотрудникам следственных органов. И уж тем более доверять им.

Читайте также: Вскрылась хитрая уловка адвокатов экс-генерала Дрыманова перед приговором

Источник: mk.ru

Добавить комментарий

*

семнадцать − три =